Нас не нужно жалеть стихи

Их имена были нас не нужно жалеть стихи на мемориальной доске в ЦДЛ, их стихи читали там 9 мая… И это было не только официальное признание. Собиратель и хранитель нас не нужно жалеть стихи Константин Кузьминский писал: «Символом нашего времени стало нас не нужно жалеть стихи погибших. Коган, Всеволод Багрицкий, Михаил Кульчицкий, Николай Отрада — три выпуска Литинститута погибло в первые два месяца войны». Подробнее Поэты, погибшие на Великой Отечественной войне, были в чести и моде в 1960-е годы. Их имена были высечены на мемориальной доске в ЦДЛ, их стихи читали там 9 мая… И это было не только нас не нужно жалеть стихи признание. Собиратель и хранитель андеграунда Константин Кузьминский писал: «Символом нашего времени стало поколение погибших. Коган, Всеволод Багрицкий, Михаил Кульчицкий, Николай Отрада — три выпуска Литинститута погибло в первые два месяца войны». Но чужая слава пусть и мёртвых! И вот уже Станислав Куняев громит поэтов, объединённых им в «ифлийское братство», — Павла Когана, Михаила Кульчинского, Всеволода Багрицкого, Николая Майорова, Николая Отраду. Он громит их за книжность и за романтику, за максимализм и за интернационализм, за легкомысленное отношение к смерти и за расчёты на коммунизм «с существенным эпитетом «военный». И как-то так выходит у Куняева, что эти «ифлийцы» не то чтобы все евреи, во всяком случае не из крестьян. А стало быть, не ведая любви к «малой родине», далеки от народного представления о войне. Правда, «еврейский вопрос» открыто не обозначается, но читатели, осведомлённые в литературных «партиях», всё понимают. Однако никаких евреев, когда эти поэты жили и творили, в Советском Союзе не было. Евреи были русскими — и по самоощущению, и по отношению к ним. Лишь много позже Александр Галич сделает из Павла Когана еврея — в «Реквиеме по неубитым» 1967о Шестидневной войне. » Работа в степени романтики «Книжный романтизм» действительно присутствовал в их «картине мира». Впрочем, если держать за книжного романтика Николая Гумилёва, чью поэзию боготворил Коган см. В стихах Гумилёва стоит искать истоки знаменитой «Бригантины» эту песню Коган вместе с Георгием Лепским сочинил в том же 1937-м — и флибустьеры, и авантюристы, и прочая романтика. Это потом романтику низведут до агитации и пропаганды. А тогда она воспринималась всерьёз. «Романтика — это будущая война, где победим мы», — говорил их сверстник критик Михаил Молочко, погибший в 1940-м в снегах Карелии. «Работа в степени романтики — вот что такое коммунизм! » — гениально точно определил Михаил Кульчицкий. Счастье Багрицкого, что он умер в 1934-м, а то нас не нужно жалеть стихи бы, как посадили в 1937-м его вдову, Лидию Суок она мужественно протестовала против ареста поэта Владимира Нарбута. Или же — более вероятный нас не нужно жалеть стихи — совсем бы скурвился как, например, Николай Тихонов. Но друзья его, «небитые школяры», оплатили романтику нас не нужно жалеть стихи гибелью, и это чего-то стоит, наверное. К стихотворству молодые поэты относились очень серьёзно. Насаждаемый тогда, как картошка, соцреализм раздражал их безмерно. «Искусство движется теперь горизонтально. «Стихи писать сейчас надо такие: «Вперёд! » Я таких писать не умею, видит Бог» Кульчицкий. Их эстетические установки вступали в спор и с пастернаковским «и тут кончается искусство, и дышит почва и судьба». «Здесь начинается искусство, и здесь кончаются слова», — с нажимом поправлял Коган. Кульчицкий проигрывал вариант выбора — между стихами и коммунизмом: Но если бы кто-нибудь мне сказал: сожги стихи — коммунизм начнётся, — я б только терцию нас не нужно жалеть стихи. А потом взял бы и написал — тако-о-ое. Самое такое 1941 Их прямыми наставниками в поэзии были конструктивисты — Илья Сельвинский, Владимир Луговской, Нас не нужно жалеть стихи Багрицкий и, разумеется, Илья Эренбург. Пожалуй, конструктивизм, с его нас не нужно жалеть стихи «локальной семантики», кое-чему научил нас не нужно жалеть стихи в области поэтической техники. Конструктивисты, эти «советские западники», были верными слугами режима. Но, как бы в компенсацию, культивировали сложные, рафинированные формы поэзии. Молодые поэты хорошо усвоили уроки конструктивистов — прежде всего «грузификацию слова», то есть коротко, сжато, в малом — многое, в точке — всё. Нам лечь, где лечь, И там не встать, где лечь. Задохнувшись «Интернационалом», Упасть лицом на высохшие травы И уж не встать, и не попасть в анналы, Нас не нужно жалеть стихи даже мёртвым славы не сыскать. Павел Коган, 1941 Лихая удаль, красота резкого хулиганского жеста плюс энергетическая сила пассионариев, идущих вперёд «даже вопреки инстинкту самосохранения» Лев Гумилёвопределяли это поколение: Как окурки, мы затопчем это, Мы, лобастые мальчики невиданной революции. В десять — мечтатели, В четырнадцать — поэты и урки, В двадцать пять — внесённые в смертные реляции. Моё поколение — это зубы сожми и работай, Моё поколение — это пули прими и рухни. Его младший собрат Наум Коржавин ревниво ответит в 1944-м уже два года как погибшему Когану: «Меня, как видно, Бог не звал. По этим двум вариациям на одну тему видно, чем пассионарий отличается от всех остальных. Самым притягательным источником исторической эстетики для них была Гражданская война: с её бесшабашностью, каким-то диким размахом, отчаянием и гибельной красотой стоицизма. Щорс, Котовский стали их героями:. Славлю Котовского разум, Который за час перед казнью Тело своё гранёное Японской гимнастикой мучил. Михаил Кульчицкий, 1939 Обаяние Гражданской войны продержалось достаточно долго, и даже «Сентиментальный марш» Булата Окуджавы 1957 не был ещё его последним излётом. Темень И менее всего эти мальчики походили на плакатных квадратных «хомо советикус», которых рьяно примутся клеймить в постсоветское время. Они чувствовали: эпоха явно чего-то хотела, чего-то ждала от них, но чего именно — трудно было понять. Частое состояние и слово в стихах — тревога. В поле темень, в поле жуть — Осень над Россией. Подхожу К окнам тёмно-синим. Научи меня нести Мужество в дороге. Павел Коган, 1937 В этом сумрачном переплясе цыганочки — вся русская тоска и вся русская метафизика. В пандан ему, кстати, и «Ночной разговор в вагоне-ресторане» Александра Галича, 1968. Другое ключевое состояние и слово — «путать». Коган обращается к своей «эпохе громкой»: «Прости ж мне фрондёрства замашки, и всё, что спутал я, прости» нас не нужно жалеть стихи. «Мы сами, не распутавшись в началах, вершили скоротечные дела» 1937. В «Последней трети», незаконченном романе в стихах, он пишет: Но как мы путали. Как сразу Мы оказались за бортом. Как ум за разум, Как взгляды тысячи сортов. Как нас несло к чужим. » И что имел в виду Михаил Кульчицкий, когда признавался: «Я отшиб по звену и Ницше, и фронду»? Ясно, по крайней мере, одно: какое-то время они находились в онтологической зыбкости, в нервозной неопределённости. И этим отличались от предыдущего поколения. Показателен в этом смысле диалог Всеволода Багрицкого с отцом, Эдуардом Багрицким. Всеволод Багрицкий пишет стихотворение «Гость» в 1938 году — его отец четыре года как умер, мать посадили она заступилась за арестованного Владимира Нарбута. В «Госте» старший поэт Эдуард Багрицкий ведёт воображаемый разговор с молодым человеком поэтом? И выказывает в этом разговоре чрезвычайное беспокойство, отсутствие чётких представлений о происходящем в мире: «Какое время! » Вокруг по-прежнему враги, но от них лучше бежать: Но где ни взглянешь — враги, враги. Куда ни пойдёшь — враги. Я сам себе говорю — беги! Скорее беги, Быстрее беги. Скажите — я прав? Павел Коган, будучи подростком, дважды сбегал из дома, чтобы посмотреть, что происходит с русской деревней. В результате этих путешествий и был написан в мае 1936 года нас не нужно жалеть стихи — одно из самых странных и страшных стихотворений в русской поэзии ХХ века. Прежде всего — по запредельному ощущению поражения, краха: Мы кончены. Пересчитаем раны и трофеи. Мы пили водку, пили «ерофеич», Но настоящего вина не пили. Авантюристы, мы искали подвиг, Мечтатели, мы бредили боями, А век велел — на выгребные ямы! А век командовал: «В шеренгу по два! И я не спорю. Высокий век идёт высоким трактом. Я говорю: «Да здравствует история! » — И головою падаю под трактор. Кажется, 17-летний мальчик если и не осознавал в полной мере а кто осознавал? Как результат — приятие неизбежности гибели, трагический стоицизм, в основе которого евангельское: «Если пшеничное зерно, падши в землю, не умрёт, то останется одно; а если умрёт, то принесёт много плода». Бесприютность, экзистенциальная заброшенность, нервозность и неопределённость, когда всё не то и всё не так, привели Николая Майорова к нас не нужно жалеть стихи версии судьбы его поколения в истории: Безжалостно нас время истребит. И до обиды грубо Над нами будет кем-то вбит Кондовый крест из тела дуба. Однако написанное несколько месяцами позже стихотворение «Мы» соотносится с предыдущим, как снимок с негативом. И как бы ни давили память нас не нужно жалеть стихи, Нас не забудут потому вовек, Что всей планете делая погоду, Мы в плоть одели слово «Человек»! Надвигающаяся Вторая мировая война — вопреки всему ужасу катастрофы или благодаря ему? Здесь и теперь Прежде удивлялись тому, что поэты эти предвидели будущее — предчувствовали войну и свою смерть на ней. «На двадцать лет я младше века, но он увидит смерть мою» Михаил Кульчицкий, 1939 ; «Я нас не нужно жалеть стихи знаю, у какой заставы вдруг умолкну в завтрашнем бою» Николай Майоров, 1940 ; «Когда-нибудь в пятидесятых художники от мук сопреют, пока изобразят их, погибших возле речки Шпрее» Павел Коган, 1940. Но куда удивительнее было бы, если бы молодые — призывного возраста — поэты не заметили, где и когда они живут. После революции, после Гражданской войны относительно спокойно прошёл очень короткий срок. А потом: война в Испании, озеро Хасан, Халхин-Гол, поход на Западную Украину и Западную Белоруссию. Расхожие либеральные стереотипы предписывали говорить о Сталине только как о нас не нужно жалеть стихи и дегенерате и считать эту карикатуру правдой. Гениальность же Твардовского в том, что он не боялся и умел быть выше предрассудков своей среды, выше расхожих представлений. Он смотрит на Сталина как человек причастный, кровно связанный со Сталиным и, стало быть, за всё отвечающий. Страна дышала воздухом войны. ОСОАВИАХИМ, военные игры школьников, фильмы, книги, песни… «Если завтра нас не нужно жалеть стихи, если завтра в поход. » Песня из кинофильма «Александр Невский» 1938 на стихи Владимира Луговского воспринималась как прямой призыв: «За отчий дом, за русский край вставайте, люди русские! » То было время нас не нужно жалеть стихи, беспримесного патриотического энтузиазма что бы потом ни говорили о «сатанинских звёздах», о «соломенном пугале немецкого фашизма» и об отсутствии у русского мужика желания воевать. И стихи молодых поэтов нас не нужно жалеть стихи если не в той нас не нужно жалеть стихи тональности регистров было большето о том же: Я слушаю далёкий грохот, Подпочвенный, неясный гуд. Там поднимается эпоха, И я патроны берегу. Павел Коган, 1937 Поступь истории стала слишком ощутимой, чтобы её не заметить. И ясно было, что рано или поздно война дойдёт до России. Как ответить на надвигающуюся войну — они знали. Знали, что будут — вместе со страной — воевать за неё. И, конечно, в этом смысле они были государственниками. «Мальчики Державы» — так называет их. Эту необходимость они принимали как должное не потому, что не ценили личности, не потому, что стремились раствориться в коллективном «мы». На алтарь истории и войны они несли своё «я». Их реакция на войну была реакцией пассионариев на экстремальную ситуацию: Но мы ещё дойдём до Ганга, Но мы ещё умрём в боях, Чтоб от Японии до Англии Сияла Родина моя. Павел Коган, 1940—1941 Стоит отметить забавную историческую траекторию: идею вторжения в Индию в августе 1919 года продавливал предреввоенсовета Лев Троцкий. А стихи Когана наверняка стучали в сердце Владимира Жириновского, когда он говорил о своей мечте: «…чтобы русские солдаты омыли свои ноги тёплой водой Индийского океана». Молодым поэтам грезилась прямо по Марксу, Ленину и Троцкому грядущая Мировая Революция. Неизбежным вариантом будущего представлялась Земшарная Республика Советов, всесветность, когда «только советская нация будет. И только советской расы люди. Настоящее они воспринимали как проекцию будущего или из будущего и называли себя прямо по Хлебникову «шарземцы». Но притом патриотизм этих поэтов был русским. Как заклинание повторял Кульчицкий в поэме «Самое такое»: «Я очень сильно люблю Россию», «Но я продолжал любить Россию». Россию, а не СССР, не Республику Советов. И этот русский патриотизм вступал в конфликт с будущим земшарством, всесветностью. Но людям Родины единой, Едва ли им дано понять, Какая иногда рутина Вела нас жить и умирать. И пусть я покажусь им узким И их всесветность оскорблю, Я — патриот. Я воздух русский, Я землю русскую люблю… Павел Коган, 1940—1941 Постоянно выясняемые отношения с родиной — может быть, главная тема русской поэзии. Боль моя старинная» 1937 — им же завершена. Между тем главное они сказали до войны. Их реальный нас не нужно жалеть стихи опыт был недолгим. Опыт этот не изменил принципиально их «картины мира» — только внёс в неё, может, и важные, но всё-таки дополнительные штрихи, уточняющие. Про то, что смерть грязна, они знали и раньше. Знали про «выгребные ямы», про «грубые обмотки», про «тухлые портянки» и про прочие изнаночные стороны бытия. Всё это они пережили до фронта. И одно из последних, а может быть, и последнее стихотворение Кульчицкого не открывало что-то новое, скорее подводило итог уже известному. Война ж совсем не фейерверк, А просто — трудная работа. Их поэтический опыт — крутой замес жестокого реализма на энергии пассионариев — пришёлся кстати и Семёну Гудзенко. Он-то действительно стал поэтом только на фронте и там же написал классное стихотворение «Перед атакой» 1942 :. Сейчас наступит мой черёд. За мной одним идёт охота. Будь проклят сорок первый год и вмёрзшая в снега пехота. Мне кажется, что я магнит, что я притягиваю мины. И смерть опять проходит мимо. Заканчивалось стихотворение страшной и точной подробностью, восхитившей когда-то Эренбурга: «. Гудзенко принадлежит и знаменитое: Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели. Мы пред нашим комбатом, как пред господом богом, чисты. На живых порыжели от крови и глины шинели, на могилах у мёртвых расцвели голубые цветы. Моё поколение 1945 «В двадцать пять — внесённые в смертные реляции…» — тут Павел Коган ошибся: он сам, Всеволод Багрицкий, Михаил Кульчицкий, Николай Нас не нужно жалеть стихи погибли, не дожив до этого возраста. И задолго до победы. А у нас после августовской 1991 революции произошла переоценка ценностей. И никто уже в День Победы не читал в ЦДЛ стихов «советских поэтов, погибших на Великой Отечественной войне». Да и саму войну сократили до аббревиатуры ВОВ… Гребень истории вознёс их до высшей точки. И они транслировали в своих стихах этот гибельный и трагический взлёт. И рухнули вниз, оставив нам стихи — свободных людей, живших во время несвободы и в несвободной стране. Их не нужно жалеть. Фриц Ланг являет собой редкий пример классика мирового кино, к работам которого мало применимы собственно кинематографические понятия. Его фильмы имеют гораздо больше параллелей в старых искусствах — опере, балете, литературе, архитектуре и живописи нас не нужно жалеть стихи нежели в пространстве относительно молодой десятой музы. Он бесконечно любил их, часто рисовал. Однажды Маша и Надя самозабвенно играли на фортепьяно в четыре руки. Увлеклись и не заметили, как братик Антоша-Валентоша подкрался сзади и связал их длинные косы. Ох и посмеялся Антон, когда сёстры попробовали встать! О том, почему она не стала частью местной литературной элиты, что поняла за 25 лет жизни в Израиле и как это повлияло на ее творчество. Абстрактное мышление рождается из метафор, которые опираются на наш чувственный опыт. Предоставьте себя мне самому, а я сам разберусь". Дань восторга ко дню рождения талантливого артиста. Настоящих инженеров среди литераторов было не так уж и много, зато представителей других профессий — хоть отбавляй. Чехов и Дойл вели врачебную практику, Воннегут торговал автомобилями, Керуак собирал хлопок, а Веничка Ерофеев и вовсе брался за любую работу: от сторожа до нас не нужно жалеть стихи паразитологической экспедиции. В последнее время много говорилось о том, что нас не нужно жалеть стихи истории должен быть единым. Хотя очевидно, что в итоге один учебник превратится во множество разных. Любая дискриминация одного человека другим недопустима. Какой бы причиной или критерием это не было бы обусловлено. Способностью решать квадратные уравнения, пониманием различия между трансцендентным и трансцендентальным или предпочтениям в еде, вине или сексуальных удовольствиях. Вы задумывались, что заставило известного писателя Алексея Толстого взять произведение другого писателя, тоже вполне известного, пересказать его и опубликовать под своим именем? Невероятно красивая и молодая, размазанная тушью баба выла благим матом на всю курортную округу. Вряд ли это был её муж — что, впрочем, только догадки. Просто она очень напоминала человека, у которого рухнули мечты. Причём все разом и навсегда. Жёны же, как правило, прикрыты нерушимым штампом в серпасто-молоткастом: в нём недвижимость, машины, дачи благоверного etc. Отбушевали страсти над выпотрошенным трупом волка из - поминки прошли в праздничной и торжественной атмосфере. И я приглашаю вас поучаствовать в еще одном ритуальном вскрытии — на этот раз Колобка. Выходит, у нас будет не просто вскрытие, а настоящая трепанация. Надо просто прожить свою жизнь, исполнить то что предначертано, нас не нужно жалеть стихи время - умереть, но не исчезнуть. Иначе ничего кроме удовольствий значения не имеет. В презентации швейцарского футуриста Герда Леонарда Gerd Leonhard о будущем есть замечательный слайд: кролик окружен обступающей его морковью. Надпись гласит: «Будь готов к избытку. Распространение, то есть доступ нас не нужно жалеть стихи информации, больше не будет проблемой…». Природе известно такое явление, как симбиоз - совместное существование организмов нас не нужно жалеть стихи видов, их биологическая взаимозависимость. Это явление во многом остается загадкой для науки, хотя было обнаружено швейцарским ученым Швенденером еще в 1877 г. Такая же сила нерасторжимости может действовать и между людьми - на психическом, а не биологическом уровне. Полина Гагарина с её интернациональной авторской бригадой Габриэль Аларес, Иоаким Бьёрнберг, Катрина Нурберген, Леонид Гуткин, Владимир Матецкий решили взять Евровидение-2015 непревзойдённой напевностью и ласковым образным месседжем ко всему миру, на разум и благодатность которого мы полагаемся. «Pyccкиe вce cклoнны вocпpинимaть тoтaлитapнo, им чyжд cкeптичecкий кpитицизм эaпaдныx людeй. Этo ecть нeдocтaтoк, npивoдящий к cмeшeнияи и пoдмeнaм, нo этo тaкжe дocтoинcтвo и yкaзyeт нa peлигиoзнyю цeлocтнocть pyccкoй дyши». Бердяев На сайте «Подвиг народа» висят на Симкина Семена Исааковича. Он сам их не так давно увидел впервые. Последний, 1985 года, не в счет, тогда Черненко наградил всех ветеранов орденами Отечественной войны. А остальные, те, что датированы сорок третьим, сорок четвертым и сорок пятым годами, выслушал с большим интересом. Выслушал, потому что самому читать ему трудновато, шрифт мелковат. Сообщество Частного Корреспондента Присоединяйтесь к Команде ЧасКора! Свежие новости, эксклюзивные материалы, аналитика информация из первых рук. Эта святая считалась на Руси покровительницей свадеб и беременных женщин. В её день девушки гадали о суженом, а парни устраивали гонки на санках и потому Екатерину называли Санницей. В общем, это был один из самых весёлых праздников в году. Однако в истории Екатерины нет ничего весёлого. Достижения Нельсона Ролилахлы Манделы, первого избранного демократическим путем президента Южной Африки, поставили его в один ряд с такими людьми, как Джордж Вашингтон и Авраам Линкольн, и ввели в пантеон редких личностей, которые своей глубокой проницательностью и четким видением будущего преобразовывали целые страны. Брошенный на 27 лет за решетку белым меньшинством ЮАР, Мандела в 1990 году вышел из заточения, готовый простить своих угнетателей и применить свою власть не для мщения, а для создания новой страны, основанной на расовом примирении. С этого дня святая инквизиция, до сих пор увлечённо следившая за чистотой христианской веры и соблюдением догматов, взялась за то, чтобы уничтожить всех ведьм и вообще задушить колдовство. А в 1486 году свет увидела книга «Молот ведьм». И вскоре обогнала по тиражам даже Библию. В последнее время появляется всё больше сообщений о международном движении Обнимающих — людей, которые регулярно встречаются, чтобы тепло обнять друг друга, нас не нужно жалеть стихи также проводят уличные акции: предлагают обняться прохожим. » проходят в Москве, Санкт-Петербурге и других городах России. Имя Жан-Люка Годара окутано анекдотами, как ни одно другое имя в кинематографе. И это логично — ведь и фильмы его зачастую представляют собой не что иное, как связки анекдотов и виньеток, иногда даже не скреплённые единым сюжетом. Говорят, в штурме Бастилии был виноват маркиз де Сад. Говорят, он там как раз сидел, в июле месяце 1789 года, в компании примерно десятка заключённых. Александр I стал первым и последним правителем России, обходившимся без органов, нас не нужно жалеть стихи государственную безопасность методами тайного сыска. Четверть века так прожили, и государство не погибло. Кроме того, он вплотную подошёл к черте, за которой страна могла бы избавиться от нас не нужно жалеть стихи. А также, одержав победу над Наполеоном, возглавил нас не нужно жалеть стихи европейских монархов. Его заслуги перед отечеством были признаны официально и всенародно, отмечены высочайшими наградами, которых не имел никто другой. Потом эти заслуги замалчивались, оспаривались, отрицались и снова признавались полностью или частично. Пианист Борис Березовский не перестает удивлять своих поклонников: то Прокофьева сыграет словно Шопена — нежно и лирично, то предстанет за роялем как деликатный изысканный концертмейстер — это он-то, привыкший быть солистом. Теперь вот выступил в роли художественного руководителя фестиваля-конкурса «Музыка Земли», где объединил фольклор и классику. О концепции фестиваля и его участниках «Частному корреспонденту» рассказал сам Борис Березовский. Конец учебного года на короткое время поднял на первые полосы школьную тему. Мы воспользовались этим для того, чтобы побеседовать нас не нужно жалеть стихи судьбе российского образования с научным редактором журнала «Эксперт» Александром Нас не нужно жалеть стихи Приваловым. Разговор шёл о подлинных целях реформы образования, о том, какими знаниями и способностями обладают в реальности выпускники последних лет, бесправных учителях, заинтересованных и незаинтересованных родителях. А также о том, что нужно, чтобы возродить российскую среднюю школу. С писателем и путешественником Василием Головановым мы поговорили о едва ли не самых важных вещах в жизни — литературе, путешествиях изменении сознания. Исламский радикализм и математическая формула языка Платонова, анархизм и Хлебников — беседа заводила далеко. Плод осознанного мыслительного процесса ни в коем случае нельзя считать продуктом заведомо более высокого качества, чем неосознанный выбор. Иногда рациональное мышление мешает принять правильное решение. Михаил Иванов — тот самый Иванов, основатель и руководитель издательства «Манн, Иванов и Фербер». В 2014 году он продал свою долю в бизнесе и теперь живет в США, открыл новый бизнес: онлайн-библиотеку саммари на максимально полезные книги —. Беседа с Андреем Яхимовичем группа «Цемент»одним из тех, кто создавал не только латвийский, но и советский рок, основателем Рижского рок-клуба, мудрым контркультурщиком и настоящим рижанином — как хороший кофе с черным бальзамом с интересным собеседником в Старом городе Риги. Неожиданно, обреченно весело и парадоксально. Антуан Наджарян — известный на нас не нужно жалеть стихи Россию специалист по поведению собак. Когда его сравнивают с кинологами, он утверждает, что его работа — нечто совсем другое, и просит не путать. Владельцы собак недаром обращаются к Наджаряну со всей страны: то, что от творит с животными, поразительно и кажется невозможным. Нас не нужно жалеть стихи написании любого текста я исхожу из того, что никому не интересно мое мнение о происходящем. Читателям нужно само происходящее, моя же задача - максимально корректно отзеркалить им картинку. Безусловно, у меня есть свои личные пристрастия и политические взгляды, но я оставлю их при себе. Ведь ни один врач не сообщает вам с порога, что он - член ЛДПР. Юрий Арабов — один из самых успешных известных российских сценаристов. Он работает с очень разными по мировоззрению и стилистике режиссёрами. Последние работы Арабова — «Фауст» Александра Сокурова, «Юрьев день» Кирилла Серебренникова, «Полторы комнаты» Андрея Хржановского, «Чудо» Александра Прошкина, «Орда» Нас не нужно жалеть стихи Прошкина. Все эти фильмы были встречены критикой и зрителями с большим интересом, все стали событиями. Трудно поверить, что эти сюжеты придуманы и написаны одним человеком. Наш корреспондент поговорила с Юрием Арабовым о его детстве и Москве 60-х годов, о героях его сценариев и религиозном поиске. Если Ваш материал был размещен в «ЧасКоре» без Вашего согласия и Вы хотите его удалить, сообщите нам по адресу.

Официальный сайт электронной библиотеки
cheb-pcservice.ru © 1999—2016 Электронаая библиотека